«АЗИЛ АНОМ»

джоонда   Он пристально смотрел на нее, она молчала. Она молчала долго и красноречиво. Он же постоянно говорил с ней без страха быть слишком назойливым. Ее слегка уловимая, практически эфемерная улыбка то раздражала его, то сводила с ума. Ее неподвижный взгляд буквально раздирал его душу и тело. Он еле сдерживал себя, чтобы не закричать, чтобы не начать распылять бранные слова, которые, как ему верилось, смогли бы привести в движение бездействующие члены ее роскошного тела — такого манящего и губительного. Он хотел взять ее за руку, но каждый раз, как он приближался к ней, вырастала непреодолимая стена — стена смятения, тревоги, страха, ужаса. Он вновь и вновь в мыслях убегал от неё, но неминуемо возвращался. Он тщетно силился найти хоть какое-то объяснение невыносимой, буквально магнитной тяге к ней. Ее руки, такие белые пышные руки, миссия которых была обнимать, утешать, доставлять удовольствие, оставались запретными и недосягаемыми. Он мысленно посылал ей знаки и простирал к ней свои ладони, но всякая ответная реакция гасла, не успев воспламениться.

    Ему казалось, рассудок отказывается ему подчиняться, перестает действовать рационально. Мир кружился вокруг, словно, непрекращающийся потусторонний калейдоскоп. Земля под ногами становилась непрочной, и он чувствовал ее голод, утолить который он пока не был готов. Ему было необходимо время, много времени для преодоления своего обсессивного, вышедшего из строя сознания.

    Он продолжал метать осторожный взгляд на нее. Ее высокая грудь едва заметно вздымалась, не оставляя, однако, ни единого намека на дыхание. Волосы ниспадали покорной волной на белоснежные покатые плечи. От них, казалось, исходит тонкий пшеничный аромат, которым он никак не мог насладиться вдоволь.

  Он злился, вдруг становился эластичным, негодовал и снова обретал безмятежность, проваливался в хаос и возобновлял свой эфирный полет. Все эмоции, безобидные и агрессивные, бурлили в нем, словно, гейзерный чайник. Он до боли желал как можно скорее уйти, убежать, скрыться от ее испепеляющего взгляда и пронизывающей беспощадной улыбки, но снова и снова его подошвы намертво врастали в пол. Он сожалел, что у него не было с собой оружия или любого жизнеугрожающего предмета.

    Секунды, минуты, часы…

   Он решился. Медленно, с большим усилием он повернулся к ней спиной. Тут же он почувствовал нестерпимый жар. Он сделал первый шаг, затем второй, третий, постепенно увеличивая скорость. Позади росла огромная, мертвенно-синяя тень. Он почти бежал, обхватив голову руками. Немой крик вырвался из его груди. Бесстрашные глаза смотрели ему вслед.

(© М. К-Б. 2017)